Неврюева Рать. Из творчества И.Кошкина.

И. Кошкин про «Неврюеву Рать».


1. Древнейшие источники — НIЛ и Лаврентьевская летопись дают нам изложение неврюевой рати, как карательный поход на собравшегося бежать за море Андрея Ярославича. В результате похода Неврюй почти настиг Андрея у Переяславля, но князь ухитрился сбежать, за что ответила семья его родного брата Ярослава, жену и детей которого поймали, причем княгиню в последствии убили. Кроме того, был убит воевода Жидослав. Надо сказать, что по летописному рассказу рать была направлена именно на Андрея, а не на Ярослава, Ярославова семья, судя по всему, оказалась в неподходящем месте в неподходящее время. Интересно, сто Андрей собирался бежать за море с семьей и боярами, т. е. старшей дружиной, при этом летописец описывает это так: «здума Андрей князь Ярославич с своими боярами бегати, нежели царю служить и побежа в неведомую землю»

2. Хрусталев в своей версии подготовки АНдреем каких-то военных действий против татар, вылившихся в битву, опирается на Софийскую летопись и Вознесенскую летопись. Вознесенскую летопись, как составленную в середине 16 века можно смело отбросить: достаточно сказать, что в ней статья Лаврентьевской летописи слово в слово пристыкована к статье Софийской первой летописи.

3. Софийская летопись излагает события следующим образом (кстати, в ней эти события отнесены под 1251 год, что не совпадает с датировкой ЛЛ, но совпадает с НIЛ, что неудивительно, но об этом ниже): Неврюй с подельниками-темниками «таящеся» пошел к Переяславлю, правда это ему не помогло — Андрей встретил его со своими полками под утро. Это ему, впрочем, не помогло — он слил и едва успел бежать. В этом рассказе ни семья Ярослава, ни воевода Жидослав не упоминаются вообще. Софийская летопись использовалась при составлении многих других — твеского сборника, воскресенской и т. д.

4. Троицкая летопись по изданию 1843 года. Все описание событий: В лето 6760. Приде Неврюй и прогна князя Андрея за море. Летопись связывают с митрополитом Киприаном, доведена до 1408 года

Теперь посмотрим, почему взялось такое расхождение. Софийская первая летопись составлена в 30-х годах 15-го века (его также называют сводом 1448 года). Считается, что этот свод составлен на Митрополичьей кафедре в Москве во время гражданской войны, и имел целью соединить новгородское летописание с общерусским. Время создания сборника наложило свой отпечаток на описание событий — здесь уже нет мыслей АНдрея о том, чтобы бежать: князь выходит навстречу крадущимся татарам с полками, и только божьим гневом терпит поражение по грехам нашим. В этой статье нет ни слова о судьбе несчастной жены Ярослава и его детей, а также воеводы Жидослава, но зато подробно рассказывается о том, как Андрей добирался в Швецию, выдергивал туда же жену и т. д. Самое интересное в этом рассказе то, что летописец, не зная, как бы поступить с таким героическим князем-рыцарем дальше, пишет, что побыв немного в свейской земле Андрей был убит на рати от немцев!!! Воистину, удивительное сообщение, ибо в 1257 (или 1258 году — там идет дублирование строк) Андрей, вместе с Александром, едет в Орду, ведь Бату уже преставился и можно попросить прощения (он его получил). Надо отметить, что составитель Воскресенской Летопси, чувствуя, что тут его предшественник неистово налажал, повторил статью слово в слово, но убивать князя не стал, а сообщил, что тот вскоре вернулся в свой удел.

Таким образом, видно, что ранние источники ничего не сообщают о битве, более того, они ясно говорят о том, что Андрей собирался бежать, а Неврюй был послан поймать его. В чем же причина таких событий? А. А. Горский в своей прекрасной работе «Всего еси исполнена Земля Русская...» излагает события таким образом:

1. В 1249 году Андрей получает в Каракоруме ярлык на владимирское княжение от великой ханши Огуль-Гамиш (или самого Гуюка, если он на тот момент был еще жив). В Орде присутствовали оба брата, и Бату поддерживал именно Александра, именно поэтому ярлык вручили Андрею. Считая, что теперь у него есть поддержка главного босса, Андрей перестал посылать Бату ту формальную дань, которую начал платить в 1246 году его отец Ярослав.

2. Когда Гуюк врезал дуба и в 1251 году на престоле утвердился лояльный Бату Мунке, из Сарая немедленно последовал свисток: обоим братьям явиться быро пред светлые узкие очи, а там объяснят, кто тут старший.

3. Андрей, помнящий судьбу кое-кого, уже успевшего стать мучеником (а судя по ряду свидетельств таким мучеников было не один), не без оснований полагал, что для него заготовлен специальный нешкуренный черенок от лопаты. Так это, или нет — мы не знаем, вполне возможно, что Бату ограничился бы внушением и пуганиями, но факт остается фактом, Андрей не поехал и начал задумываться (причем громко и вслух) об эмиграции. Александр приехал и получил в зубы ярлык. Горский особо подчеркивает, что решение было явно принято до похода НЕврюя, ибо вопрос встал именно «оставаться или бежать»

4. Неврюй пошел ловить Андрея и почти настиг того у Переяславля, но Андрей ухитрился ускользнуть. Горский не считает, что Андрей пытался сражаться с Неврюем — он описывает это исключительно, как бегство. Под удар попал Ярослав с семейством. Сам князь бежал, но его жена и дети попали в плен, чего княгиня не пережила. Не факт, что ее прямо вот так зарезали — женская психика и конституция могла просто не перенести всех этих ужасов, как случилось с супругой Юрия Данииловича позднее. Помимо этого была разорена переяславская земля, но про взятие самого Переяславля ЛЛ не сообщает, это уже СIЛ вместо переяславской земли сообщает, что пленили град Переяславль.

5. Александр возвратился из Орды и въехал во Владимир, где его встречали крестным ходом, народ рыдал и целовал прах от копыт: судя по всему, православные были неимоверно рады, что им не придется, как переяславцам, отвечать за фокусы своего предыдущего князя.

Таким образом, очевидно, что рассказ о битве появился уже под пером летописца 15-го века. Это не должно нас удивлять — так, к примеру, родилась «Повесть о разорении Рязани Батыем», где в уста легендарного Федора Ингваревича были вложены вполне реальные слова безымянного рязанского или пронского князя, сказанные перед битвой на Воронеже (эти слова сохранила для нас Новгородская Первая летопись, причем в древнейшей своей рукописи рубежа 13-14 вв), а вымышленный былинный богатырь Коловрат удостоился посмертной похвалы от самого Батыя.

В 30-40-е годы 15-го века очень легко было представить, что какой-то князь гордо выступает против татар со своими полками, хотя и терпит поражение. Но возможно ли было это в 13-м веке? Я уже приводил здесь данные о степени разорения русской земли во время батыева нашествия: площади городской застройки резко сократились, в тех местах, которые хорошо исследованы, восстановление селищ начинается только в середине 13-го века. Можно ли представить, что в это время какой-то князь, побывавший и в Орде, и в Каракоруме вдруг замыслит воевать в поле против армии самого Бату? Даже отморозок Даниил по первому окрику Бату: «Ануидикасюдамлябыро» явился в Орду и пил кумыс, и хотя воевал против Куремсы, который, впрочем, не подчинялся улусу Джучи, по первому требованию Бурундая отправил с ним василько в поход на Литву и Польшу и после срыл укрепления своих городов.

И. Кошкин


Взято отсюда — vif2ne.ru/nvk/forum/0/archive/1825/1825910.htm

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.