Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства

Так как на исходной странице www.apn.ru/publications/article21261.htm текст обрезан, взял тут web.archive.org/web/20160818040442/http://www.apn.ru:80/publications/article21261.htm и сохраню для удобства

2009-01-27
Андрей Епифанцев

Была ли Грузия союзником России? Политическая модель выживания грузинского государства

В последние несколько лет и особенно после августовских событий нередко слышны голоса, упрекающие Россию в том, что из-за своей неумной и близорукой политики она потеряла свою самую надежную союзницу на Кавказе – Грузию. Такие голоса слышны как из России, так и, конечно же, из Грузии. Говорят, что Грузия исторически всегда стояла на страже российских интересов, с Екатерининских времен являлась оплотом России на Кавказе, что грузины всегда были верными союзниками русских, да и, возможно, вообще нашими самыми близкими друзьями. Правда, в последние 15 лет недалекая и преступная политика России по откалыванию частей исконно грузинской территории, нежелание пускать Грузию в НАТО, глупый запрет на продажу вина и Боржоми привел к тому, что даже такой близкий друг и союзник, как Грузия, отвернулся от России и готов бежать куда угодно, но только бы подальше от нас.

Вот такая позиция. Думаю, вы с ней тоже сталкивались — она достаточно широко распространена. Зачастую, эмоциональную окраску ей придают регулярные интервью с представителями грузинской общественности – с кем-нибудь у нас очень известным и любимым, кто, театрально сдвинув брови, говорит часто звучащим из телевизора родным голосом: «Если бы Путин нам вэрнул Абхазию и Самачабло, если бы разрэшил вино – то его фотографии висэли бы в каждом грузинском доме и отношения наших народов были бы как раньшэ!» или «Россия заинтэрэсована в том, чтобы Грузия, как раньшэ, была её союзником». Наверняка слышали.

Но так ли это? Была ли Грузия союзником России? Было ли «как раньшэ»? Давайте разберемся.

Для начала необходимо сказать, что у каждого, кто вдумчиво читает историю Грузии, очень скоро начинает появляться стойкое ощущение дежа-вю — чувство, что вот это, вот тут и именно вот с таким же результатом уже было. Причем, это даже не особо зависит от того какую именно версию грузинской истории он читает – в традиционном её толковании или полностью переписанную современную. Сходство событий и действий в разные исторические периоды просто поразительно — временами кажется, что можно переставить персонажи или высказывания местами и ничего не изменится!

Постепенно приходишь к пониманию того, что, начиная со Средневековья, в разные исторические эпохи и при различных стечениях обстоятельств, Грузия всегда и везде действовала одинаковым образом, или, говоря по-другому, всегда и везде демонстрировала одинаковую модель поведения.

О моделях поведения государств или народов известно уже давно. По сути, гениальный итальянец Макиавелли в своём «Государе» описывал ни что иное, как универсальную модель поведения государства. А наш великий соотечественник Лев Гумилев, сын Анны Ахматовой и Николая Гумилева, на моделях поведения народов во многом построил свою известную систему этногенеза. Он называет их «стереотипами поведения» и говорит, что складываются они у каждой нации по-разному и в соответствии с совершенно специфическими, только им присущими историческими условиями. В результате сложнейших процессов этносы начинают приобретать устойчивые и повторяющиеся черты, отличающие их от других этносов.

В качестве примера можно привести соседей грузин – армян. Стереотипами армянского поведения являются – любовь к семье, к работе и к церкви – вот такое армянское триединство: три фактора, которые спасли нацию от уничтожения. В то же самое время, фактор государственного поведения у армян развит слабо, т.к. на протяжении около 600 лет армянская нация не имела государственности и сейчас современный армянин не особо ощущает своей принадлежности к Республике Армения, либо к какому-то государству вообще – при необходимости он довольно спокойно меняет страну и место жительства. Он, скорее, ассоциирует себя с некоей условной, исторической Арменией, выразителем ценностей которой он себя считает. В реальной жизни, кстати, эти «условные» ценности выливаются во вполне конкретные разногласия и конфликты между армянским руководством в Ереване и лидерами зарубежной диаспоры. «Армянские» армяне не понимают почему влиятельная зарубежная диаспора основным приоритетом своей деятельности считает не помощь исторической Родине в конкретных, существующих здесь и сейчас вопросах, типа Карабахской проблемы или развития инфраструктуры, а признание всеми странами давно ушедшего в прошлое геноцида армян в 1915 году в Турции. Кстати, (да простят меня дипломаты!) враждебное отношение к Турции является еще одним фактором, определяющим стереотип поведения армянской нации.

Но, вернемся к грузинам. В отличии от армян, в той или иной форме государственность у грузин была всегда и в их случае уместнее говорить о модели поведения не грузинской нации, а именно грузинского государства. Так вот, Лев Гумилев пишет, что с течением этногенеза стереотипы этносов меняются. Наверняка это так и есть, хотя, судя по истории Грузии, это положение её никак не затронуло, т.к., совершенно удивительным образом модель поведения грузинского государства за последние 450 лет не поменялась вообще.

Теперь к деталям.

Начало этой модели поведения было положено в середине 16 века, когда сформировался мировой порядок, который определил жизнь в Грузии в течении последующих 250 лет. Тогда територия, что мы сейчас называем Грузией, была поделена между двумя странами-лидерами того времени – Турцией и Ираном. Грузинские княжества Имеретия, Мегрелия, Абхазия отошли Турции, а Картли и Кахетия – Ирану. Это было тяжелое время, полное испытаний и драм. Описывая его, грузинские историки, обычно перечисляют немалые невзгоды, которые выпали на долю грузинского народа – нашествия персов, турок, лезгин, кызылбашей; грузин убивали, угоняли в рабство и обкладывали данью.

И они правы. Все так, действительно, и было. Были и 6000 монахов монастыря Давида Гареджи, как один отказавшихся принять мусульманство и убитых за это во время праздника Пасхи. Был и грузинский священник Квелтели Тевдоре, за 5 лет до Ивана Сусанина совершивший подобный подвиг – под турецкими пытками согласившийся показать им путь к царю Луарсабу и уведший их в другую сторону, за что и был убит турками. Были и грузинские мученики Бидзина, Шалва и Элисбар, выданные персам на пытки царем Вахтангом IV. Были и походы шаха Аббаса в начале XVII века, в результате которых были убиты 100 тысяч человек и 200 тысяч угнаны в плен.

Все это правда. Так и было.

Однако, существует и другая сторона этой правды, гораздо менее освещаемая и, если существующая, то только в виде разрозненных фактов, почему-то до сих пор не сопоставленных с общей канвой исторических событий.

Грузинские княжества в Турции и Персии

Дело в том, что несмотря на весь трагизм жизни грузин, их положение в турецком и особенно в персидском государствах, было далеко не всегда и не во всем похоже на положение несчастных, обираемых и угнетаемых колоний. Более того, по крайней мере в Иранском государстве картвельские княжества и по сути, и по форме не были колониями, а являлись частью персидского государства – его провинциями, такими же как коренные ираноязычные регионы Хорасан, Балх или Фарс. Ими правили по тем же законам, что и в основной Персии, а назначаемые шахом чиновники практически всегда были картвельского происхождения – омусульманенные грузинские князья и дворяне. Считалось, что князья находятся у шаха на службе, они получали жалование, им дарились дорогие подарки и имения, как в Персии, так и в Грузии. Об отношении шахов к Грузии можно судить по тому, что по их приказам и на их средства в Картли и Кахетии содержалось войско, которое обязано было охранять границы Грузии от набегов горских племен, если войска не хватало шах присылал помощь. Налоги, собираемые с грузинских княжеств были такими же, а иногда и меньшими по сравнению с налогами на других территориях как Иранского, так и Турецкого государств. Так, знаменитый турецкий путешественник Эвлия Челеби пишет, что Имеретинское царство, одно из турецких вилаетов «до сегодняшнего времени» свободно от хараджа и урфа (так называемых обычных налогов), «только ежегодно они посылают в Стамбул [в качестве подарков] невольников, соколов [разных видов], ястребов, мулов, а также грузинских женщин редкой красоты». Имеются неоднократные примеры снижения налогов и в персидской части грузинских княжеств.

Выставляемые в качестве угнетателей и гонителей христианской веры, иранцы не уничтожают христианскую церковь полностью, они ставят её в определенные рамки и заставляют согласовывать утверждение грузинских католикосов в Иране. Есть немало свидетельств того, что шахская власть являлась неким верховным судьей, арбитром в церковных хозяйственных и административных вопросах.

Грузинская знать органично и на правах равных входит в высшее сословие Ирана. Были распространены династические браки – немало грузинских княжон стали женами шахов, а в крови знатнейших грузинских родов текло немало персидской крови. Так, у одного из величайших исторических фигур в истории Грузии, основателя Тбилиси, в честь которого сейчас назван высший орден Грузии – Вахтанга Горгасали — мать была иранка. Кстати, само слово «Горгасали», или «Волкоголовый», тоже имеет персидское происхождение. Представители грузинской знати мальчиками растут при шахском дворе, они назначаются чиновниками в провинции, причем, не только в грузинские, но и в исконно иранские, выступают в роли крупнейших персидских военачальников и даже предводителей всего иранского войска в походах в Индию и Афганистан. При шахском дворе находятся целые группы высокопоставленных чиновников-грузин. Например, при дворе уже упомянутого нами шаха Аббаса I, который, кстати, сам неплохо говорил по-грузински, служило немало грузин, а военную реформу в стране осуществлял Алаверди-хан – омусульманившийся грузин по фамилии Ундиладзе. В истории Персии было целое столетие, в течении которого начальниками столицы государства – в то время Исфагана – мэрами по нашему, были исключительно грузины. Примеров того, чтобы какая-то другая, не-иранская народность, допустим индусы, афганцы или арабы, занимали столь высокое, столь массовое и столь долгое положение в Персии нет. Даже близко.

Центр династической жизни Грузии находится в Тегеране и Исфагане – здесь процветают грузинские интриги, заключаются брачные союзы, приобретаются выгодные государственные должности, получаются и теряются царства. Так, в первой половине 17-го века царь кахетинский и картлийский Теймураз из-за интриг шахского двора трижды получает и трижды теряет свой царский скипетр. Персидское влияние проникает по все уголки грузинского общества – архитектура принимает иранские формы, высшее и среднее сословия говорят на персидском языке, заводят персидские библиотеки, да и сама грузинская литература начинает следовать не изначальным византийским, а персидским канонам, например, персидское происхождение источника знаменитого «Витязя в тигровой шкуре» сам Шота Руставели даже не скрывает:

«Это повесть из Ирана, занесенная давно,
По рукам людей катилась, как жемчужное зерно.
Спеть ее грузинским складом было мне лишь суждено»

И хотя в монастырях церковь сохраняет остатки грузинской иконописи и церковной письменности, нравы светского мира к концу 18 века уже почти полностью копируют персидские.

А как же все эти походы, истребления и казни, упомянутые выше – спросите вы – неужели их не было? Были – скажу я вам. Были. Дело в том, что в то время нравы общества были совсем непохожи на наши. Проблемы, которые мы сейчас решаем судебным порядком, нотами протеста, да, в конце концов, просто грозным окриком центральной власти тогда приводили к войнам и кровавым расправам. В то время так относились к людям, к целым провинциям, к решению вопросов вообще. Причем властители сплошь и рядом поступали жестоко не только по отношению к иноверцам или к подчиненным народам, но и к своим же собственным соплеменникам. Помните в фильме про Ивана Васильевича: «Как поймают Якина — на кол посадить! На кол — это первое дело!» И восточные деспотии, коими, являлись Турция и Иран, даже не были здесь явными лидерами. Просвещенная Европа могла в этом отношении еще дать Востоку фору. Так, Генрих VIII Английский – тот самый «герцог Синяя Борода» из сказки Шарля Перро — казнил 72 тыс. человек, его дочь Елизавета Английская – «Бабушка английской нации» — казнила 90 тыс. человек, герцог Альба во время войны в Голландии истребил 30 тыс человек, во Франции во время Варфоломеевской ночи погибло тоже 30 тысяч, а соратник Петра I – князь Меньшиков — «счастья баловень безродный», как его называл Пушкин, во время взятия Батурина — столицы мятежного гетмана Мазепы — истребил около 15 тысяч человек. И все это не помешало им войти в историю в роли известных, выдающихся личностей, равно как не помешало шаху Аббасу запомниться современникам просвещенным человеком своего времени, тонким дипломатом и сторонником нововведений в науке и технике. Кстати, в свое время на стороне шаха Аббаса сражалось немало грузинской знати, например один из величайших героев Грузии – Великий Моурави Георгий Саакадзе, одержавший во главе персидского войска несколько блестящих побед в Индии и Турции.

То есть, жизнь Грузии в составе Персии и Османской Империи была не так уж плоха и если представить, что каким-то фантастическим образом грузины очутились бы в границах какой-либо другой сверхдержавы того времени, их ждали бы такие же, а может быть даже и худшие отношения. После первоначального покорения и Турция, и Персия довольно спокойно относились к грузинским территориям – Иран упразднил грузинские государства, но сделал их своими равноправными провинциями, а Турция изначально и не ставила целью уничтожение грузинских княжеств, удовлетворившись признанием ими вассальной зависимости и ежегодной данью. По сути, дань и была основной целью прихода Турции на Кавказ – постоянно расширяя границы и ведя многочисленные войны, турецкие султаны остро нуждались в рабах, становившихся потом солдатами – янычарами. Собственно, рабы и составляли основной «продукт» торговли с Турцией как западных грузинских княжеств, так и союзных ей адыгов и абхазов. И все военные походы турок на грузинских царей были так или иначе связаны с отказом платить дань или с требованием её уменьшения, об этом, кстати, пишет и Эвлия Челеби. Нахождение между двух центров силы даже давало грузинским царям определенные преимущества – зачастую, хотя и не всегда успешно, в борьбе за свои интересы они сталкивают лбами персов и турок, получают для себя лично и для своих земель привилегии, которых не было в других колониях и провинциях. Главным же преимуществом такого положения был тот факт, что союз части Грузии с Ираном давал гарантию от нападения турок и, наоборот, союз её другой части с турками давал гарантию от нападения персов. Установился паритет — сложная, многосторонняя, но эффективная система, которая действовала больше 200 лет и во многом помогла грузинам выжить как нации.

И вот в этих условиях – в жизни как части работающей системы и с обществом, почти полностью инкорпорированным в персидское общество, обласканные турецкими и персидскими властителями, грузинские князья решают изменить то, что мы сейчас называем геополитической ориентацией страны и сломать действующий механизм, хранивший их несколько столетий. Это очень серьезный шаг. Что же произошло? Что было причиной?

Турция и Иран ослабли. В 17-м веке и позже эти 2 региональных лидера уже не представляли из себя тех львов Малой Азии, которыми они были раньше. Акелла начал промахиваться. Османская Империя выглядит еще внушительно, но корни её могущества уже подгнили. Начинает ухудшаться экономическая ситуация, Блистательная Порта терпит ряд болезненных поражений, таких, как военная катастрофа под Веной; по сути, с середины 17-го века она проигрывает войны практически всем державам, с которыми воюет — Венгрии, Польше, Австрии, Венеции, России и теряет крупные територии. Положение в Иране выглядит не лучше. Во 2-й половине 17-го века там начинается период упадка, сопровождающийся мятежами, восстаниями, народными волнениями и отпадением целых провинций. Ослабевшая Персия терпит несколько разорительных походов со стороны турок и афганцев. И хотя при Надир-шахе страна еще побеждает в нескольких войнах, после его смерти в 1747 году Иран распадается на несколько государств и объединяется только в конце 18-го века при Ага-Мухамед хане.

Такие государства не могли служить надежной защитой грузинским княжествам – сбалансированный механизм ломался в самом центре. Грузины были готовы жить под гнетом чужеземцем, демонстрировать им лояльность, платить дань, получать привилегии и плести интриги при чужих дворах, но эти чужеземцы должны были быть сильными. Хозяин должет быть сильным – это закон. Пусть у него будут плохие привычки, но он должен быть настолько сильными, чтобы обеспечить глобальную безопасность Грузии. Это очень важный фактор, обеспечивающий понимание модели поведения Грузии за последние 500 лет.

Но проблема была в том, что никто большой и сильный не изъявлял желания прийти в регион, отбить грузин у персов и турок, дать им покровительство, «стол, дом» и сладкие должности у себя при дворе. И Грузия начинает звать. Звать долго и призывно. Звать Хозяина. В то время таким хозяином по многим причинам могла стать только Россия. Грузия посылает посольство за посольством. От одного княжества, от другого, от нескольких княжеств сразу, она взывает к состраданию, напоминает о православном единстве, просит помощи. Россия долго не соглашается — она не чувствует себя достаточно сильной, чтобы всерьез прийти на Кавказ. Русские государи шлют грузинам мастеров, деньги, книги, принимает беглецов, но это все не то, что нужно Грузии и она продолжает звать.

Ситуация изменилась в конце 18 века, когда Россия уже вышла в число влиятельных Европейских государств, достаточно уверенно стояла в Предкавказье и выиграла несколько сражений против турок. Зачем России была нужна Грузия? Да в общем-то ни зачем. Уговорили. Человека, который уговорил Россию звали Ираклий II, он был царем объединенного царства Картли и Кахети, принадлежащего Ирану. 24 июля 1783 года в крепости Георгиевск князь Григорий Потемкин и князья Иван Багратион и Гарсеван Чавчавадзе подписали Георгиевский трактат, в соответствии с которым Российская корона брала под покровительство Восточную Грузию, гарантировала её автономию во внутренних делах и защиту на случай войны. Государство Картли и Кахети обязывалось признать вассалитет России и отказаться от ведения собственной внешней политики.

В соответствии с трактатом, Россия должна была постоянно держать в Грузии 2 батальона пехоты и 4 пушки. И вот, 3 ноября 1783 года 2 батальона Кавказских егерей — Горский, подполковника Мерлина, и Белорусский, подполковника Квашнина-Самарина, а также четыре орудия под общей командой полковника Бурнашева вступили в Тифлис. Народ ликовал, огромные толпы грузин ходили по площадям и улицам, били колокола, раздавались пушечные залпы.

Сказать, что подписание договора с Россией разгневало персов – значит не сказать ничего. Иран просто не понял этот шаг, он был удивлен и оскорблен в своих самых лучших чувствах. Для понимания этого важно знать кем был сам царь Ираклий II, которого в народе за маленький рост звали Патара Кахи – Маленький Кахетинец. Дело в том, что за всю историю Грузии, на её престоле, наверное, не находился царь, у которого были бы настолько теплые и дружественные отношения с Ираном. Даже и эти слова, возможно, не совсем точно характеризуют персону Ираклия. Иранцы считали Патара Кахи своим – он вырос и получил воспитание при персидском дворе, долгое время был личным другом победоносного Надир-шаха, возмужав, поступил к нему на службу, достаточно скоро стал одним из командиров отрядов и уже в качестве спасалара – одного из главнокомандующих — участвовал в нескольких военных походах, в частности, в Индию. Фактически, он был одним из высших чиновников персидского государства. И иранцы щедро отплатили Ираклию. Они сделали Патара Кахи царем Кахетии в то время когда на престоле в Картли сидел его отец – Теймураз. Это объединило Восточную Грузию, увеличило её силы, дало возможность проводить единую политику. Став после смерти отца в 1762 году единым царем Кахети и Картли, Ираклий II пользовался исключительно благоприятными условиями, предоставленными ему шахом — он усмирил воинственных лезгин, нападавших на Грузию, заставил хана Гянжи платить ему дань, построил несколько укреплений и т.д. Иран ничем не угрожал Ираклию, более того, за все годы его правления у Восточной Грузии с Ираном были идеальные отношения!

И вот, когда такой человек поворачивается спиной к тем, кому он так многим обязан, то это должно было быть чем-то вызвано. Иранцы не понимали чем. Они пытаются связаться с Ираклием, понять что произошло, уговорить одуматься, но в ответ ничего кроме оскорблений не получают.

Но вернемся к самому Ираклию. Кажется, дело сделано. Победа! Деспотический иранский режим свергнут, договор о протекторате с братской Россией подписан, войска для защиты Грузии присланы – можно жить и спокойно трудиться. Но не тут-то было! Как вы думаете, чем первым делом начинает заниматься только что освободившееся от гнета и настрадавшееся от териториальных захватов соседей государство?

Территориальными захватами. Патара Кахи устраивает походы на Гянжинское и Ереванское (или, как тогда говорили – Эриваньское) ханства, отколовшиеся от Ирана, начинает откусывать от территории ослабевшего вчерашнего хозяина другие лакомые кусочки. Он повсюду таскает с собой российские батальоны, пытается втянуть их в сражения, выставляет напоказ, всеми силами подчеркивая, что если вы будете сопротивляться мне, то это вы не со мной — вы с Россией воевать будете! Такой подход к использованию войск не устраивал российское командование. Да, по Георгиевскому трактату Россия обязывалась способствовать возвращению утеряных грузинских земель, но ни Гянжа, ни Ереван, естественно, грузинскими землями никогда не были и лишь короткое время, по согласию шаха, испытывавшего к грузинам особое расположение, платили Грузии дань, что называется, «были отданы ей в прокорм». Но не так считал Ираклий II, уже успевший записать оба ханства в «исконные» грузинские территории. Естественно, такое поведение вчерашнего близкого друга и подданного бесило Тегеран. Но не только это служило источником раздражения для иранцев. Само отношение Ираклия и его подданных к персам было крайне презрительным и, видя это, другие народы смеялись над персами, не понимая почему они позволяют вчерашним подданным так с собой поступать. Иран хотел отомстить, но не мог, т.к. сам в то время погряз в жесточайшей междуусобной борьбе, да и русские батальоны были определенным, хотя и не решающим, препятствием. Больной, но все еще сильный персидский лев выжидал.

В этот момент Ираклий II делает другой решительный шаг – он заключает в 1786 году договор о ненападении с Турцией. Значение этого шага огромно и крайне трагично для Грузии. Дело в том, что по сути он перечеркивал саму основу Георгиевкого трактата. Напомним, что согласно договору, в обмен на защиту со стороны России, Ираклий II отказывался от ведения самостоятельной внешней политики и все свои шаги в этом направлении должен был согласовывать с Москвой. По факту, Патара Кахи никогда особо не придерживался этого пункта – он довольно активно сносился с правившими тогда в Египте мамлюками из грузинского рода Бегеби, вел переписку, принимал представителей других государств, но все это были мелкие шалости, с которыми Петербург мирился. Договор же с Турцией в корне менял ситуацию. Давайте задумаемся. Одной самых важных причин, по которым Россия пришла на Кавказ и, в частности, в Грузию, было противостояние против Турции. Россия твердо знала, что новые войны с Турцией обязательно будут и беря на себя нелегкие обязательства, она гарантировала Грузии защиту, в том числе от Турции, и в ответ рассчитывала на помощь самой Грузии и на отсутствие на её территории турецкого влияния. Ираклия же мало волновали интересы других стран, равно как подписанные им самим обязательства. Маленькому Кахетинцу казалось, что вот теперь-то он перехитрил всех: Иран расколот и не пойдет против России, с Россией подписан Георгиевский договор и она связана борьбой против Турции, с Турцией тоже есть договор о ненападении и, кроме этого, турки обязались не подстрекать лезгин и дагестанцев к нападениям на Грузию. Прекрасная ситуация!

На деле же оказалось, что постаревший царь обхитрил самого себя. Сепаратный договор вассала России – Грузии — с врагом России – Турцией — оказался принципиально неприемлем Екатерине II. В течении года российские офицеры и дипломаты уговаривают Ираклия разорвать его, но все тщетно – Патара Кахи не слышит. Ратификация договора в Стамбуле летом 1787 года в то время, когда очередная русско-турецкая война уже шла полным ходом, поставил точку на предыдущих отношениях России с ненадежным вассалом. Петербург выводит из Грузии войска, затем дипломатическое представительство и прекращает практически все отношения с Ираклием II. Говоря современным дипломатическим языком, царь Картли и Кахети стал «нерукопожатен». Первое время Ираклий настороженно выжидает, пытаясь понять неожиданно сложившуюся ситуацию, переждать русско-турецкую войну и дождаться пока отношение к нему России сменится с гнева на милость. Проходит время, в 1791 году заканчивается война, но улучшение не приходит. Постепенно Маленький Кахетинец понимает, что его лавирование среди великих держав сыграло с ним очень злую шутку и что положение Грузии на самом деле достаточно трагично: призывая и обманывая покровителей, пытаясь соблюсти только свои интересы, он полностью испортил отношения с двумя из них – Россией и Ираном, а с третьим – Турцией – существует лишь Договор о ненападении, но Турция как раз и была славна тем, что в подходящее время всегда разрывала уже ненужные ей соглашения! Осознав ситуацию, Ираклий пытается помириться с Петербургом, он забрасывает Екатерину Великую письмами, жалуется на свое положение, напоминает о Георгиевском трактате, зовет на помощь… Но теперь уже Россия глуха к мольбам вероломного царя – помощь не приходит.

В этот момент ситуация в Иране разворачивается по наихудшему для Ираклия II сценарию: смута и раскол заканчиваются, к власти приходит недружественный ему Великий скопец — Ага-Мухамед-хан Каджарский. Он объединяет государство и четко заявляет о намерении вернуть все отколовшиеся от Ирана земли. Новый хан исподволь пробует Восточную Грузию на прочность и не видит реакции на это ни от грузин, ни от России – у самого Ираклия сил нет, а Россия не горит желанием защищать изменщика. В 1795 году, воспользовавшись напряженностью в российско-турецких делах, занятостью России в Польше, а также отказом Ираклия II приехать на свою коронацию, Ага-Мухамед-хан выдвигается в Грузию. Ираклий выставляет только 5000 человек против 35 000 тысяч персов. По сути, и знать, и народ оставляют его – царевичи и князья собирают свои дружины, стоят рядом, но в битву не вмешиваюся, народное ополчение не собрано, помощь от западных грузин не приходит. В результате ожесточенной битвы, немногочисленное грузинское войско разбито, самого Ираклия – к тому времени семидесятипятилетнего старика – сыновья увозят с поля боя, Крцанисская битва проиграна. За несколько дней персы убивают или уводят в рабство около 20 000 грузин. Одна из величайших трагедий во многовековой истории Грузии свершилась. По грустной иронии судьбы, на этом самом месте – на окраине Тбилиси — сейчас располагается резиденция Президента Грузии.

Ираклий II удаляется, перестает принимать участие в государственных делах и власть сначала де-факто, а потом и де-юре переходит к его сыну Георгию. С уходом «нерукопожатного» царя Россия просыпается. Уже через несколько месяцев 4 русских батальона приходят в Восточную Грузию и персы без боя отступают, а в 1796 году 30-ти тысячное российское войск под командой Зубова отбрасывает персов назад в Иран. Оживляется переписка, в Грузию идет финансовая помощь, после долгих 12 лет отсутствия возвращается дипломатическое представительство. В конце концов, новый правитель Восточной Грузии, Георгий ХII, просит «Белого Царя» уже не о покровительстве, а о принятии Картли и Кахети в состав Российской Империи. Постепенно, в течении нескольких лет и остальные грузинские княжества присоединяются к России.

Все. Над Грузией вошла Российская Звезда.

Устали? Ну, передохните. Мне надо извиниться за столь детальное описание событий. Как говорится, не по злой воле, а понимания для.

Давайте теперь разберем модель поведения Грузии, выделим её основные моменты и попытаемся их систематизировать и свести в периоды.

1. Грузия находится под властью иностранной державы. Неважно как эта власть сформировалась – была Грузии навязана, или призвана ею самою. Значение имеет то, что Грузия несамостоятельна.

2. Вне зависимости от природы образования этой власти, правители — верхушка Грузии практически целиком становятся на сторону иностранного «хозяина» – максимально в него вливаются и максимально под него мимикрируют, стараясь показать, что они очень на него похожи и живут его интересами. Примерно тот же процесс, с учетом меньших возможностей, демонстрирует и весь грузинский народ – он начинает во многом «становиться похожим» на народ-покровитель и демонстрирует с ним много общего. Этот процесс – «схожести народов и интересов» в Грузии развит намного более сильно, чем у других стран и народов, так или иначе подпавших под власть чужого государства. Осознанно или нет, этим поведением Грузия демонстрирует, что с покровителем они не просто союзники или вассалы – они часть «хозяина», его лучшие друзья, наиболее преданные помощники и союзники. Они – такие же как он.

3. Весь период нахождения под властью покровителя эта политика используется Грузией для получения для себя выгод и привилегий – финансовых, территориальных и иных, добиваясь в этом немалых успехов, по сравнию с другими териториями.

4. Со временем «хозяин» слабеет и его слабость с одной стороны начинает угрожать интересам Грузии, т.к. несет в себе упущенную выгоду, увеличивает опасность нападения на нее, как на часть ослабевшей империи, с другой же стороны, слабость хозяина дает хорошие шансы поживиться за счет его собственных или ему подконтрольных территорий и ресурсов. Но у самой Грузии сил для этого нет, а значит…

5. Грузия тут же, активно и инициативно, начинает искать нового покровителя. Первой поиск нового «хозяина» начинает наиболее обласканная и облагодетельствованная старым покровителем знать. Именно она в дальнейшем станет наибольшим врагом и хулителем старого «благодетеля».

6. Грузия жалуется на старого хозяина, рассказывает о нем страшные вещи, сокрушается о том как тяжело ей под ним жилось и одновременно хвалит нового кандидата, показывает как она им восхищена, говорит о том, как они похожи друг на друга, насколько едины у них интересы и на ходу пытается под него мимикрировать.

7. Но вот союз с новым хозяином заключен. Власть, и народ ликует. После получения гарантий, Грузия моментально начинает захват территорий, в том числе территорий, принадлежащих старому «хозяину», демонстрирует к нему презрительное и оскорбительное отношение, и в то же время пытается укрепить дружбу с новым покровителем, демонстрируя ему полную лояльность, восторженность им и показывая свою с ним схожесть.

Все. Цикл завершен. Дальше можно переходить к пункту 1 и повторять процесс много раз практически без изменений.

Теперь держите эту модель в голове и давайте посмотрим как она будет реализовываться в последующих исторических периодах.

Грузия в Российской Империи.

О Грузии и грузинах в Российской Империи можно писать книгу. Как говорил персонаж одного очень известного фильма: «В Москве есть станция метро, называется именем Багратиони. Когда я проезжаю мимо, у меня в глазах всегда появляются слезы. Это слезы гордости! И я горжусь, что этот великий полководец — мой соотечественник!»

К 1810 году вся так или иначе вся «грузинская» Грузия оказывается во власти Российской короны. Где-то это проходит добровольно, где-то под влиянием обстоятельств. Что интересно, и здесь грузинская модель поведения не дает сбоев — через 10 лет после Ираклия II, его ошибку повторяет царь Имеретии Соломон – он подписывает договор о протекторате с Россией, но продолжает активные переговоры о таком же протекторате с Турцией — в результате теряет власть, бежит в так любимую ему Турцию, а Имеретинское царство упраздняется и становится основой Кутаисской губернии.

Впервые за несколько столетий все грузинские княжества оказываются в составе одного государства. Но территориальный вопрос на этом не останавливается – сбывается многовековая грузинская мечта – собирание земель. Российское государство понемногу собирает старые грузинские земли, утерянные картвелами за несколько столетий до того – Ахалцихе, Ахалкалаки, Саингило, Самцхе-Джавахетию, Аджарию и др. и вводит их в состав грузинских губерний. В боях за эти земли гибнет около 20 000 русских солдат.

Во чреве России начинает вызревать единая грузинская нация. Много веков, по крайней мере с XIV века, историки, этнографы и путешественники не говорили о грузинах, как о единой нации, называя картвел «грузинские народы» и видя очень значительную разницу между гурийцами, мингрелами, кахетинцами, сванами и т.д. Помещенные в единые условия, управляемые одинаковыми законами, грузинские народности постепенно начинают приобретать черты действительно единого народа.

Грузины уравниваются в правах с остальными российскими подданными. От этого российская аристократия сразу взрывается – на территории с населением в триста тысяч человек князей и дворян оказывается немногим меньше чем во всей пятидесятимиллионной России. В процессе вхождения грузинского народа в российскую орбиту аристократия играет лидирующую роль. Как и при персах, за немногими исключениями, практически вся она переходит на службу короне. От знатных грузинских фамилий в свите Императора, в Гвардии, да и вообще на высших постах российской администрации просто рябит в глазах – князья Шервашидзе, Чавчавадзе, Церетели, Орбелиани, Мачабели, Абашидзе и т.д. Многие из них оставили свой след в русской истории, как например потомок грузинских царей князь Петр Багратион, с упоминания которого мы начали эту главу. Грузинская знать роднится с известнейшими русскими родами, и если раньше царь картвелов Вахтанг Горгасали — Волкоголовый – мог сказать, что он наполовину перс, то теперь наследник Российского престола – Великий князь Георгий Романов может сказать, что он на четверть грузин (его бабушка – Великая княгиня Леонида Георгиевна происходит из рода Багратион-Мухранских).

Вхождение в состав России изменяет не только политическую, но и культурную ориентацию грузин. Если раньше она воспитывалась на византийских и персидских традициях, то теперь культура грузин лежит в европейской, в российской сфере. В обществе выделяется и становится популярной группа талантливых молодых людей, строящих грузинскую культуру под воздействием передовых идей российского общества. Представителей группы называют «тергдалеули», по-русски, «испившие воду Терека» — т.е. побывавшие в России и проникнувшиеся её идеями. Вошедшим в историю виднейшим представителем этой группы, становится потомок князя Гарсевана, подписавшего Георгиевский трактат – великий грузинский поэт Илья Чавчавадзе, близкий род
Читать дальше →

Порядок применения согревательных выстрелов в артсистемах морской артиллерии

Для Бронеюмора
Первоначально для Форума фортоведов

Приложение к Учебнику комендора, 1947
ПОРЯДОК ПРИМЕНЕНИЯ СОГРЕВАТЕЛЬНЫХ ВЫСТРЕЛОВ В АРТСИСТЕМАХ МОРСКОЙ АРТИЛЛЕРИИ

Назначение и элементы согревательного выстрела
Согревательные выстрелы предназначаются для прогревания ствола и запирающих устройств орудия при температуре наружного воздуха ниже 0°C, для удаления из канала орудия затвердевшей смазки, инея и ледяной корки.
Согревательный выстрел для артсистемы картузного заряжания состоит из деревянного пыжа (рис. 100), специального заряда (в одном картузе) и штатных средств воспламенения.
Деревянный пыж для согревательного выстрела картузного орудия
Для артсистем патронного и раздельного гильзового заряжания (кроме 180-мм пушки Б-1-К 60 клб. длиной) деревянные пыжи не применяются, а в качестве согревательных зарядов применяются салютные выстрелы, укомплектованные по особой инструкции.
Необходимо твердо помнить, что независимо от калибра орудия нет согревательного заряда, состоящего из двух полузарядов.
Заряды для согревательных выстрелов к артсистемам картузного заряжания бывают двух типов:
а) обычные — для дневной стрельбы; на картузе такого заряда имеется марка «Согревательный заряд»;
б) беспламенные — для ночных стрельб. На картузе таких согревательных зарядов имеется марка «Беспламенный согревательный заряд».

Порядок применения согревательных выстрелов
В зимних условиях, при температуре наружного воздуха ниже 0°C, перед началом боевых стрельб необходимо производить согревательные выстрелы для всех артсистем от 100-мм калибра и выше с целью подготовить орудие к боевой стрельбе.
Корабли, назначенные в боевую операцию, перед выходом в море подготовляют орудия к стрельбе путем тщательной прочистки каналов стволов с нанесением тонкого слоя зимней смазки и принимают меры, предотвращающие возможность обледенения. Из подготовленных таким образом артсистем при внезапной встрече с противником можно производить боевую стрельбу без предварительных согревательных выстрелов.
В зависимости от температуры воздуха устанавливаются следующие количества обязательных согревательных выстрелов: при температуре от 0 до —10°C — один согревательный выстрел; при температуре от —10 до —20°C — два согревательных выстрела; при температуре —20°C и ниже — три согревательных выстрела.
Согревательные выстрелы следует производить с промежутком в 1½—2 минуты, при этом после выстрела затвор следует открывать не ранее чем через одну минуту, чтобы по возможности больше использовать тепло горячих пороховых газов, остающихся в канале ствола.
Промежуток времени между произведенными согревательными выстрелами и началом боевой стрельбы не должен превышать:
а) при температуре воздуха от 0 до —20°C — 25 минут;
б) при температуре воздуха от —20°C и ниже — 15 минут.
При перерывах между боевыми стрельбами, не превышающих одного часа, согревательные выстрелы не производятся.
При перерывах между боевыми стрельбами свыше одного часа, но не более 4 часов перед началом боевой стрельбы следует произвести один согревательный выстрел.
В темное время суток следует применять согревательные выстрелы со специальными зарядами, обеспечивающими беспламенность выстрела.

Правила при стрельбе согревательными выстрелами
Перед досылкой пыжа просмотреть канал ствола и убедиться, что в нём нет досланного снаряда.
Пыж посылается в камору орудия необшитым концом вперед и досылается прибойником так, чтобы эта часть пыжа вошла в нарезную часть канала ствола, а обшитая — врезалась в начало нарезов.
Если пыж недослан до упора в нарезы, то производить выстрел согревательным зарядом запрещается, так как это может вызвать большое давление пороховых газов в канале ствола орудия.
Категорически запрещается досылать пыж обшитой частью вперед, так как при выстреле это может вызвать повышенное давление пороховых газов и привести к аварии орудия.
Воспрещается для прогрева ствола орудия применять в одном выстреле два согревательных заряда, так как это может привести к разрыву ствола.
По окончании согревательных стрельб, перед тем как приступить к заряжанию боевыми снарядами, канал ствола орудия следует обязательно осмотреть, и если там есть какие-либо остатки, то производится протирка сухим банником.
При стрельбе ночью после согревательных выстрелов следует обязательно производить протирку банником, так как остатки от заряда или пыжа могут быть не замечены.
Банники должны быть сухими, так как, смоченные водой, они могут создать ледяную корку в нарезной части, в замочном гнезде и в каморе, что потребует дополнительного времени для их очистки.
Согревательные выстрелы нужно производить при угле возвышения орудия от 20 до 30°.
Звук согревательного выстрела по своей силе равен звуку боевого выстрела. Откат орудия при согревательном выстреле незначителен.
Деревянный пыж при согревательном выстреле после вылета из канала орудия разлетается на мелкие щепки, охватывая сектор перед орудием в глубину до 100—150 м и по фронту до 75—100 м, что следует иметь в виду и требовать укрытия людей в этом секторе.

Хранение элементов согревательных выстрелов
Деревянные пыжи хранятся в снарядных погребах, причем комплект пыжей в количестве, обеспечивающем прогрев орудия, хранится «наготове» вблизи орудия (по 2—3 пыжа на каждое орудие).
Заряды к согревательным выстрелам хранятся в зарядных погребах в штатной зарядной укупорке (футляр или пенал). В каждом пенале или футляре могут находиться от одного до трех согревательных зарядов.

К качеству пайки претензий нет

Перенёс отсюда Палим тестер.Борьба человека с измерительными приборами.

Пришёл ко мне боец оператором телепилота. Сам местный, мурманский. Гражданская специальность — повар-пекарь судовой :-)

Его сразу на камбуз, естественно. Через несколько дней со словами «нам такого ненадь!» вернули. Боец признался, что хотел в боевое подразделение, поэтому постарался так поработать, чтоб больше мысли о его поварском происхождении не возникало.

И вот мичман техник поста сопровождения решил заменить шнур на удлинителе, аналогичном как на видео, только корпус из тонкого крашенного в шаровый цвет металла и с гораздо большим количеством гнёзд.


Вскрыл, ввел кабель, зачистил на всю длину провода и распаял первую пару контактов. Дальнейшую работу поручил тому самому бойцу. Сделали и забыли.

Пришло время использования по назначению.

Грузимся аппаратурой и бредём на отдельно стоящий пост.

Включаем удлинитель в розетку — гаснет свет. Хммм… бывает.

Возвращаемся в подземелье, ищем и меняем вставку, опять на пост, удлинитель в розетку — гаснет свет. Система, однако!

Вскрываем удлинитель.

Проводники аккуратно распаяны по своим «штырькам», оставшиеся «хвостики» скручены между собой, пропаяны и аккуратно заизолированы синей изолетной!!!

Кто виноват? Мичман.

Он спросил бойца, умеет ли — тот паять, получил утвердительный ответ, спросил всё ли понятно и успокоился.

Он не спросил, понимает-ли тот что-нибудь в электричестве?!
А к качеству пайки претензий не было…

Проблема рейтингов в Интернете. Мысли вслух.

Сегодня, когда Интернет стал доступен всем, повсеместно и в нём появилось достаточно много деструктивных элементов, очень остро стоит вопрос противодействия таким элементам. Из-за их действий появляется много мусорной и ложной информации, провоцируются ненужные скандалы, отнимающие массу времени и внимания без всякой практической пользы и т.п. Наконец, бывает просто спам или мошенничество.

И, наоборот, нужно как-то выделять пользователей, несущих много полезной, достоверной и авторитетной первичной информации или хотя бы тех, кто тратит своё время на извлечение такой информации из общей кучи мусора.



Одним из традиционных решений проблемы является система рейтингов. Пользователи персонифицированы и обладают определённой репутацией. У пользователей с высокой репутацией больше возможности влиять на контент в Интернете, у пользователей с низкой репутацией — меньше. Всё просто.

Но все популярные имеющиеся на данный момент системы рейтингов/репутаций имеют те или иные существенные недостатки, сильно снижающие эффективность работы или прямо на корню убивающие свободный обмен информацией.

Рейтинг из простых лайков. Выпиливает неконфоромных и может не затрагивать хамов в тренде. То есть происходит наказание тех, кто не нравится основной массе, даже если человек может быть полезен и конструктивен. Эти качества далеко не всегда нравятся инерционному сообществу. И, наоборот, популисты могут стать очень популярными, даже если ведут сообщество к гибели.

Пользовательские штрафы (вариант Авиабазы и БалаБота). Сложнее в использовании и сами по себе не гарантируют отсутствие злоупотреблений. Сложнее, потому что требуют от пользователя лишних действий. Не один клик, а некоторая активность по утверждению и подтверждению. Не защищает от злоупотреблений, потому что, хотя и требует более осознанного действия, чем в случае лайка, не остановит от воздействия недоброжелателей.

В таком случае, вероятно, нужны штрафы за ошибочные штрафы или, наоборот, отмена автоматических штрафов и т.п… Наказание за ошибки и злоупотребления. Тут можно попытаться применить неких «судей по рейтингу и по жребию» (© Меганезия). Разнообразие мнений осуществляется через ограничение повторного судейства. Механизм выглядит интересно, но требует тщательной проработки и экспериментов. Плохо годится для сообществ с небольшим числом активных пользователей.

Система игнора. Много где практикуется. Минус в том, что прямо не ограничивает игнорируемого (впрочем, для чего-то это и плюс). Поэтому, например, новички, неискушённые посетители могут не знать об уровне собеседника и попадаться на троллинг, развод и т.п. Вероятно, тут может помочь совмещение игнора с репутацией/рейтингом. При слишком массовом игноре включение автоматического игнора нарушителя для всех пользователей, кто не снял этот игнор явно. Также — указание причины игнора — совмещение с репутацией. Вообще, такие записи игнора могут совмещаться с репутацией с увеличенным весом записей. Типа, окончательная точка в проблеме :) Такой вариант тоже нужно рассмотреть внимательно.

Интересно подумать о рейтинге пользователей через blockchain или иной p2p. Это позволит отвязаться от конкретного ресурса. Но это и намного более сложная технически задача.

Лимассол - первая воздушная гавань Кипра!

Если гора не идёт…


Причём — в прямом смысле :)
Да, как не удивительно, но именно Лимассол стал первым городом на Кипре, куда было организовано регулярное пассажирское авиасообщение. Ввиду отсутствия взлетно-посадочной полосы на земле, «аэродромом» стали воды залива, куда 19 апреля 1932 года приводнился гидросамолет Short S.8 Calcutta, доставивший первых пассажиров и почту из Великобритании и Греции. Лимассол стал промежуточным пунктом в регулярных межконтинентальных коммерческих полетах, организованных компанией Imperial Airways. Несмотря на то, что в Никосии уже 2 года функционировал аэродром британских ВВС, пассажирская авиация на то время не располагала самолетами, способными перевозить с комфортом большое число пассажиров на такие расстояния.

Кажущийся на сегодняшний взгляд анахроничным и ненадежным гидроплан Short S.8, сконструированный специально для обслуживания нужд Британской империи в Средиземноморье в 1928 году, предлагал 15 пассажирам небывалый по тем временам комфорт с обогреваемым салоном и бортовым питанием. Такой рейс из Лондона до Калькутты мог продолжаться более недели, в зависимости от погоды и маршрута. Надо сказать, что рейсы через Лимассол продолжались лишь до 30 октября 1932 года, когда трасса с транзитом через тогдашнюю Британскую Палестину, где самолеты садились на воду Тивериадского озера, была изменена на ранее установленную, с посадкой в Александрии. Видимо, расчёты на то, что французские пассажиры будут летать в сопредельную Сирию, не оправдались.

Стоит, наверное, отдельно остановиться на самой авиакомпании Imperial Airways. Несмотря на своё частное происхождение, это предприятие являлось прямым получателем дотаций от правительства в рамках специальной программы развития пассажирских авиаперевозок внутри Британской Империи. Самолеты компании возили почту и пассажиров, а иногда и военные грузы о все уголки земного шара: от Индии и до Новой Зеландии и Южной Африки. Неудивительно, что самолеты Short S.8 Calcutta, зарекомендовавшие себя в качестве гражданских, послужили основой для конверсии машины в военный вариант, построенный в 1934 году. Впоследствии, компания путем слияния с партнерскими австралийской Qantas (Queensland and Northern Territory Aerial Services Ltd) и новозеландской TEAL (Tasman Empire Airways Ltd) была преобразована BOAC (British Overseas Airways Corporation) в 1939 году, которая после национализации в 1974 году вместе с British European Airways Corporation (и рядом местных британских перевозчиков) стала основой всем известной British Airways.

Самолеты причаливали к пирсу, расположенному напротив нынешнего кампуса экономического факультета Кипрского Технологического Университета, в те времена это был отель, называвшийся, уже не Vienna, как на снимке, а Grand hotel Continental (точную дату переименования я пока не установил).
Самолет простоял в городе до 23 апреля, после чего вылетел в Хайфу. Все эти дни продолжалась небывалая по местным меркам кампания в прессе, которую, иначе, чем фурором и не назовешь. Набережная и причал стали местом паломничества не только лимассольцев, но и специально приехавших посмотреть на техническое достижение жителей других городов. Кстати, по каким-то причинам, транзитные пассажиры не жили в прибрежном отеле, а поселились в других местах.
На борту гидросамолета в город прибыло 4 местных пассажира, по некоторым данным среди них были директор почтовой службы Кипра и мэр города Христодулос Хаджипавлу. Остальные 4 пассажира и 4 члена экипажа продолжили полет в Индию через Палестину. Напомню, что предшествующий перелет с Родоса длился почти 7 часов.

Кроме пассажиров, самолет впервые привез в Лимассол почту и свежие (относительно) английские газеты. Опоздание на 3 дня после вылета 16 апреля из Лондона по тем временам могло называться только сверхскоростной доставкой.










Но, на этом история Лимассола, связанная с авиацией, не заканчивается. Другим, не менее удивительно неизвестным фактом, является существование военного аэродрома британских ВВС в черте современного города.
До конца 30-х годов прошлого века, английские ВВС не испытывали особой необходимости иметь дополнительный аэродром на острове, ограничиваясь существовавшей базой в Никосии. Однако, рост угрозы со стороны Германии и Италии, вынудил военное командование создать дублер никосийскому аэродрому, это объяснялось и необходимостью диверсификации, и ростом объёмов авиаперевозок. Сами по себе ВПП на Кипре особого военного значения не имели, истребительная и бомбардировочная авиация прекрасно обходилась ближневосточными аэродромами. Но, с точки зрения логистики, перевалочные пункты для грузов и личного состава на Кипре были очень востребованы. В 1938 году началось строительство аэродрома к юго-западу от населенной части города. Земельные участки, ранее использовавшиеся в сельскохозяйственных целях, были приобретены на условиях, близких к конфискации.

Аэродром, располагавшийся на юго-западе от населенной части города, занимал территорию, начинавшуюся от перекрестка улиц Vasileos Pavlou и Pafou, пересекая проспект Omonoias и заканчиваясь у сегодняшнего Carrefour Superstore. Изначально, для строительства и обслуживания аэрпорта привлекались мобилизованные местные жители, в первую очередь безработные и поденщики. Для этих людей на десяток лет работа стала источником относительно невысокого, но гарантированного заработка. Название NAAFI, являющееся аббревиатурой английского «военторга» и знакомое лимассольцам, прямо связано с существованием аэропорта. На складах, размещавшихся в этих местах, проходила сортировка и переработка грузов, привозимых и отправляемых с аэродрома. В 1948 году аэродром был закрыт после решения о развертывании базы ВВС в Акротири. Одним из аргументов в пользу ликвидации потенциально коммерчески привлекательного проекта сохранения аэропорта этого стали трудности с набором и подготовкой персонала из местных жителей, способных заменить демобилизуемых военнослужащих.
После возвращения территории владельцам, постепенно местность начала застраиваться жилыми и хозяйственными зданиями. ВПП ещё долгое время использовалась в качестве учебной дороги для автошкол, окончательно исчезнув к середине 70-х.

К сожалению, никаких фотодокументов, касающихся аэродрома в Лимассоле не сохранилось. Следы существования можно найти только в топонимике: до сих пор киоск-периптеро на улице Miltonos называется ΑΕΡΟΔΡΟΜΙΟ, а электроподстанция в Омонии у церкви Св. Спиридона официально именуется Air Strip.
Кроме того, школа Св.Спиридона (фото выше), открытая в конце 1969 года, также носила название Δημοτικό Λεμεσού – Παλαιού Αεροδρομίου (муниципальная школа — старый аэродром), что отражено в многочисленных бланках и печатях, хранящихся у выпускников тех лет.

В подготовке поста использовались следующие источники:
limassolinhistory.blogspot.com.cy/2012/05/blog-post_1495.html
www.elemesos.com/index.php/%CE%B4%CE%B7%CE%BC%CE%BF%CE%B9/%CE%BB%CE%B5%CE%BC%CE%B5%CF%83%CE%BF%CF%83/aerodromio-lemesos.ibsc
allaboutlimassol.com/to-aerodromio-tis-lemesou

А также материалы муниципального музея-архива и беседы со старожилами :)

vinitski.livejournal.com/1148122.html

«Тёмный лес», Лю Цысинь (спойлер!!!)

Перейдя дорогу и отгородившись барханами от огней поселка, они на ощупь выбрали место и присели на занесенную песком землю.

— Ну что ж, начнем, — прозвучал в темноте голос Ло Цзи.

— Дай мне версию попроще. Мои мозги ничего сложного не воспримут.

— Да Ши, тут нет ничего сложного. Правда весьма проста. Это одна из тех загадок, когда слышишь ответ и удивляешься, почему не догадался сам. Ты знаешь, что такое аксиома в математике?

— В школе нам преподавали геометрию. «Через две точки можно провести только одну прямую», и все такое.

— Ну да. Теперь мы определим две аксиомы космической цивилизации. Первая: выживание является основной потребностью цивилизации. Вторая: цивилизация непрерывно растет и расширяется, но общий объем вещества во Вселенной остается неизменным.

— А дальше?

— Это все.

— Все? Ну, это, в общем, просто. Но что отсюда вытекает?

— Ты можешь догадаться, кто убийца, по пуле или по капле крови. Космическая социология способна вывести из этих двух аксиом полную картину галактической, космической цивилизации. Вот так работает наука, Да Ши. Основы практически любой отрасли знаний весьма просты.

— Выведи тогда что-нибудь.

— Для начала, давай поговорим о битве Тьмы. Ты поверишь, если я заявлю, что «Звездолеты Земли» были космической цивилизацией в миниатюре?

— Нет. На «Звездолетах Земли» не хватало ресурсов — запчастей и топлива. А во Вселенной их навалом. Вселенная большая.

— Ошибаешься. Вселенная велика, но жизнь еще больше! В этом заключается смысл второй аксиомы. Объем вещества во Вселенной неизменен, но жизнь разрастается по экспоненте. Экспонента — это математический чертик из табакерки. Скажем, есть в океане одна бактерия, и она делится надвое каждые полчаса. Через несколько дней ее потомки заполнят весь океан, если хватит пищи. Не меряй цивилизации меркой Земли или Трисоляриса. Эти две цивилизации пока еще совсем младенцы, в самом начале пути. Как только цивилизация перешагивает некий технологический порог, она с пугающей скоростью начинает распространяться по Вселенной. Возьми, например, сегодняшнюю скорость земного космического корабля. На такой скорости земляне за миллион лет заполнят собой всю Галактику. А миллион лет — ничто в масштабе Вселенной.

— Так ты утверждаешь, что в далеком будущем всей Вселенной сдадут… как это называется в картах… — «мертвую руку»?

— Незачем заглядывать в далекое будущее. Вселенная держит «мертвую руку» прямо сейчас. Как сегодня предположил Хайнс, цивилизация могла зародиться миллиарды лет назад. По всем признакам, Вселенная наверняка уже заполнена до отказа. Кто знает, сколько свободных планет осталось в Млечном Пути, сколько природных ресурсов?

— Но этого ведь не может быть! Вселенная кажется пустой. Мы не встречались с инопланетной жизнью, за исключением Трисоляриса.

— Вот об этом теперь и побеседуем. Дай-ка закурить. — Ло Цзи пошарил рукой в темноте и вскоре наткнулся на руку товарища с зажатой в ней сигаретой. Когда Ло Цзи заговорил снова, Ши Цян понял, что тот передвинулся на три или четыре метра в сторону. — Хочу, чтобы ты все видел в космическом масштабе.

Ло Цзи зажег сигарету, покрутив фильтр, Ши Цян сделал то же самое. Во мраке ночи друг перед другом зависли две крохотные красные планеты.

— Вот. Теперь построим простейшую модель космической цивилизации. Наши два огонька означают населенные планеты. Представь себе, что кроме них в нашей модели Вселенной больше ничего нет. Представил?

— Ну да. В такой тьме — запросто.

— Назовем эти два мира «твоя цивилизация» и «моя цивилизация». Их разделяет значительное расстояние — скажем, сто световых лет. Ты можешь определить, что моя цивилизация существует, а я даже не догадываюсь о тебе.

— Ладно.

— А теперь мы определим два типа отношений между цивилизациями: «дружественные» и «враждебные». Эти слова можно понимать по-разному, поэтому, как ученые, уточним: дружественная цивилизация не пытается напасть первой и уничтожить другие цивилизации. А враждебная — наоборот.

— Хорошенькое же у тебя определение дружбы!

— Теперь подумай, какие у тебя есть варианты отношений со мной. Не забудь про аксиомы космической цивилизации, про расстояние и про тот факт, что цивилизации разделены космическим пространством.

— Допустим, я решил установить с тобой связь.

— Если ты так поступишь, то заплатишь разглашением факта своего существования.

— Верно. Во Вселенной это не мелочь.

— Разгласить существование тоже можно по-разному. Самые важные сведения — это точные межзвездные координаты. За ними следует общее направление на планету; а в самом конце находится лишь факт твоего существования. Но если я получу даже минимум информации, я могу начать тебя искать. Если ты смог обнаружить меня, то и я смогу обнаружить тебя. Это лишь вопрос времени, требующегося для развития технологии до нужного уровня.

— Но, парень, я могу рискнуть и все же связаться с тобой. Если твоя цивилизация окажется враждебной — что ж, мне не повезло. А если дружественной, то мы продолжим разговор и в будущем объединимся в одну цивилизацию, тоже дружественную.

— Отлично, Да Ши! Мы подходим к сути. Давай вернемся к аксиомам. Даже если я дружественная цивилизация, могу ли я, получив от тебя первый сигнал, узнать, друг ты мне или враг?

— Конечно же нет. Иначе окажется нарушена первая аксиома.

— Так что же мне следует сделать, когда я получу твое сообщение?

— Естественно, тебе надо определить, друг я или враг. Если враг, то тебе следует напасть на меня и уничтожить. Если друг, то продолжить общение.

Огонек Ло Цзи поднялся и стал двигаться туда-сюда. По-видимому, Отвернувшийся встал и принялся ходить.

— На Земле это сработает — но не во Вселенной. Теперь введем новый термин: цепочка подозрений.

— Что за странное выражение!

— Поначалу это все, что у меня было. Мне не объяснили, что означает этот термин. Впоследствии я догадался сам.

— Кто не объяснил?

— Потом скажу. Продолжим. Если ты считаешь, что я друг, не думай, однако, что ты в безопасности. Из первой аксиомы следует, что дружественная цивилизация не может предсказать, является ли любая другая цивилизация дружественной. Ты не знаешь, кем я тебя считаю — другом или врагом. Далее, если даже ты знаешь, что я записал тебя в друзья, и если я также знаю, что ты думаешь, что я друг, я не могу знать, что ты думаешь о том, что я думаю о том, что ты думаешь обо мне. Запутанно, не так ли? Мы дошли лишь до третьего уровня, но рассуждения продолжаются бесконечно.

— Понял.

— Вот это и называется цепочкой подозрений. На Земле мы с ними не сталкиваемся. Мы все люди, наши культуры схожи, мы живем на одной планете, настолько близко друг к другу, что цепочка подозрений растет до первого или второго уровня, а потом обрывается из-за обмена информацией. Но в космосе возможны очень длинные цепочки подозрений. Нечто наподобие битвы Тьмы разразится прежде, чем стороны убедят друг друга в самых лучших намерениях.

Ши Цян затянулся; тлеющий кончик сигареты на мгновение осветил его задумчивое лицо.

— Похоже, битва Тьмы может нас многому научить.

— Правильно. Пять кораблей «Звездолетов Земли» образовали квази-космическую цивилизацию; не истинно космическую, потому, что состояли из одной расы — людей, близких друг к другу. Но даже в этом случае, как только им сдали «мертвую руку», зародилась цепочка подозрений. Если же взять настоящие космические цивилизации, они могут разниться биологически на уровне царства, а различия в культуре даже представить себе невозможно. Прибавь к тому громадные расстояния, которые их разделяют, и получишь несокрушимые цепочки подозрений.

— Значит, не имеет значения, дружественные мы цивилизации или враждебные? Результат будет один и тот же?

— Да. Это основной вывод из цепочки подозрений. Он никак не связан с самой цивилизацией, ее моралью и общественным устройством. Достаточно считать цивилизации точками на концах цепочки. Не важно, дружественны или враждебны цивилизации сами по себе — как только они запутаются в паутине цепочек подозрений, они становятся одинаковыми.

— Но если ты слабее, ты для меня не опасен. Тогда я могу послать тебе сообщение. Верно?

— Не сработает и это. Ввожу второй ключевой термин: технологический взрыв. Его мне тоже не объяснили, но разобраться с ним оказалось легче. Человеческой цивилизации пять тысяч лет, а жизни на Земле — несколько миллиардов. Но современную технологию создали за триста лет. В масштабе Вселенной, это не развитие — это взрыв! Это бомба, заложенная в каждой цивилизации. Как только зажгут фитиль — по собственной инициативе или под давлением внешних факторов — бомба взорвется. Земле потребовалось триста лет, но почему мы должны быть быстрее других космических цивилизаций? Возможно, найдутся цивилизации, которые соображают быстрее нас. Я слабее тебя, но как только получу сообщение, между нами протянется цепочка подозрений. Если в какой-то момент у меня произойдет технологический взрыв, я стану сильнее тебя. По меркам Вселенной, несколько сотен лет всего лишь мгновение. Может даже статься, что бомбу моего технологического взрыва подожжет полученное от тебя сообщение. Следовательно, даже если я новорожденная или развивающаяся цивилизация, я для тебя опасен.

Ши Цян несколько секунд рассматривал тлеющую сигарету Ло Цзи, а потом взглянул на свою:

— Значит, мне лучше заткнуться и помалкивать.

— Думаешь, поможет?

Оба затянулись. Сигареты вспыхнули и осветили проявившиеся из темноты задумчивые лица богов этой простой воображаемой вселенной.

— Нет, не поможет, — ответил Ши Цян. — Допустим, ты сильнее меня. Тогда, если мне удалось обнаружить тебя, то рано или поздно ты обнаружишь меня — и образуется цепочка подозрений. А если ты слабее меня, то у тебя в любой момент может случиться технологический взрыв, и тогда ты станешь сильнее. В итоге, для меня опасно и сообщать о себе, и позволять тебе продолжать существование. Любой из этих вариантов нарушит первую аксиому.

— Да Ши, ты отлично соображаешь!

— Пока да, но мы ведь только начали.

Ло Цзи долго хранил молчание. Пару раз он затягивался сигаретой, и тогда его лицо проступало из темноты. Затем он ответил:

— Нет, старина. Наши рассуждения закончены, и мы пришли к ответу.

— К ответу? Черта с два мы к чему-то пришли! Где обещанная картина космической цивилизации?

— Как только ты узнаешь о моем существовании, тебе не помогут ни связь, ни молчание. Остается лишь один выход.

Надолго воцарилось молчание. Огоньки сигарет потухли. Не ощущалось ни дуновения ветерка; тяжелая тьма сгустилась в асфальтовую черноту, соединяя небо и землю воедино. Наконец, Ши Цян выплюнул во мрак единственное слово:

— Проклятье!

— А теперь распространи этот единственный вариант на миллиарды звезд и сотни миллионов цивилизаций — и получишь свою картину.

— Это… это очень мрачная картина.

— Вселенная и в самом деле мрачное место. — Ло Цзи повел рукой, осязая темноту словно бархат. — Вселенная — это темный лес. Каждая цивилизация — вооруженный до зубов охотник, призраком скользящий между деревьев, незаметно отводящий в сторону ветви и старающийся ступать бесшумно. Он даже дышит через раз. Охотнику есть чего опасаться: лес полон других невидимых охотников, таких же, как он сам. Если он встретит жизнь — другого охотника, ангела или черта, новорожденного младенца или старую развалину, фею или полубога — у него лишь один выход: открыть огонь и уничтожить. В этом лесу другие люди — ад. Любая жизнь представляет собой смертельную угрозу для всех остальных и будет уничтожена при первой возможности. Вот так выглядит космическая цивилизация. И этим объясняется парадокс Ферми.

Ши Цян зажег еще одну сигарету, чтобы хоть чуть-чуть раздвинуть занавес тьмы.

— Но в этом темном лесу есть глупый мальчишка по имени человечество. Он разжег огромный костер, стоит возле него и кричит: «Я здесь! Я здесь!» — продолжил Ло Цзи.

— Кто-нибудь его услышал?

— Вне всякого сомнения. Но по крикам трудно установить точное местонахождение. Человечество никогда не передавало в космос звездных координат Земли и Солнечной системы. По нашим сигналам можно узнать лишь расстояние между Землей и Трисолярисом и общее направление на нас внутри Млечного Пути. Точные координаты наших миров никому не известны. Мы находимся на периферии Галактики, практически в звездной пустыне, так что угроза не слишком велика.

— Так что же с той историей про звезду, на которую ты наложил заклятье?

— Воспользовавшись Солнцем как усилителем, я отправил в космос три схемы. На каждой из них я отметил тридцать точек, соответствующих проекции тридцати звезд на одну из плоскостей прямоугольной системы координат. Все три проекции образуют трехмерный чертеж, на котором изображены звезда 187J3X1 и двадцать девять ее соседей. Сама 187J3X1 выделена особо.

Теперь хорошенько подумай, и все поймешь. По темному лесу чуть дыша крадется охотник. И внезапно он видит, что с одного из деревьев содрали полоску коры. На обнажившейся светлой древесине легко понятными символами выцарапаны координаты. Что он подумает? Да уж, конечно, не то, что в этом месте для него разложены припасы. Скорее всего, это пылающий костер, возле которого приплясывает от нетерпения будущая жертва. Не важно, по какой причине оставили сообщение. Важно лишь то, что «мертвая рука» ударила по чувствительным нервам обитателей темного леса, и кто-то из них, испуганный больше других, сделает свой ход. Скажем, в лесу затаился миллион охотников (а цивилизаций среди миллиардов звезд Млечного Пути может найтись в тысячи раз больше). Пускай девятьсот тысяч охотников не обратят внимание на послание. Из остающихся ста тысяч девяносто тысяч проверят координаты, убедятся, что жизни там нет, и забудут. Но одна из десяти тысяч наверняка решит открыть огонь по цели. Когда цивилизация достигает определенного технологического уровня, нападение проще и дешевле, чем разведка. Если там ничего не было, то они ничего не теряют. И вот тогда, — подвел итог Ло Цзи, — появился охотник.

— А отправить это твое заклинание еще разок уже не получится, я правильно понимаю?

— Верно, Да Ши. Заклинание необходимо передать всей Галактике, но Солнце на замке, им уже не воспользоваться.

— Человечество опоздало лишь на один шаг? — Ши Цян щелчком отправил окурок в полет. Огонек прочертил дугу в темноте и упал, на секунду осветив клочок занесенной песком почвы.

— Нет, нет. Подумай сам: если бы Солнце не запечатали и если бы я пригрозил Трисолярису своим заклинанием, что бы произошло?

— Тебя бы забили камнями, как Рей Диаса. А потом приняли бы закон, запрещающий кому-либо даже думать о чем-либо подобном.

— Совершенно верно, Да Ши. Поскольку мы уже разгласили расстояние от Земли до Трисоляриса, а также направление на нас, то если мы пошлем координаты Трисоляриса, кто угодно мгновенно вычислит местонахождение Солнечной системы. Это окажется самоубийством. Может быть, мы и в самом деле отстаем на шаг, но мы никогда бы не сделали этого шага.

— Тебе следовало пригрозить Трисолярису еще двести лет назад.

— Двести лет назад все было так запутанно… Я еще не уверился тогда в своей догадке, хотел доказательств. Почему бы и нет — времени было достаточно. Но подлинная причина в том, что у меня не хватило бы на это силы воли. Ни у кого бы не хватило.

— Я теперь думаю, что не стоило нам ходить к мэру сегодня. Эта картина… А если о ней узнает мир, то вообще кранты. Припомни, как кончили первые два Отвернувшихся.

— Ты прав. Со мной могло случиться то же самое. Надеюсь, мы не проговоримся. Хотя если ты надумаешь рассказать, то что может тебя остановить? Как мне однажды сказали: «Я сделала то, что должна была сделать».

— Не парься, кореш, я никому ничего не скажу.

— Впрочем, надеяться и так уже не на что.

Они пошли вдоль барханов по направлению к дороге. Там было немного светлее. Редких фонарей стоящего вдали поселка было достаточно, чтобы ослепить путников.

— Еще один вопрос. О ком ты говорил?

Ло Цзи замялся:

— Знаешь, забудь. Скажу лишь, что это не я придумал аксиомы космической цивилизации и теорию темного леса.

— Завтра я отправляюсь в город работать на правительство. Если потребуется помощь, только скажи.

— Да Ши, ты и так уже мне немало помог. Я тоже отправлюсь в город, в Бюро иммиграции проснувшихся — узнаю, как идут дела с пробуждением моей семьи.