Цеханович об увольнении контрабасов после 2й чеченской

artofwar.ru/c/cehanowich_b_g/text_0070.shtml

Переждав шум, командир продолжил дальше: — Рассказываю для самых умных. Сценарий отъёма ваших денег будет несколько: первый — выходите из КПП и сразу же идёте за пивком, а там уже стоят несколько парней в такой же камуфляжной форме, которые с распростёртыми объятиями встретят вас — Братаны, мы тоже в 276 полку служили только входили в Чечню да были в боях ранены. С возвращением вас… Ребята мы вас угощаем, за то что вы там за нас чичикам задницу надрали… Примерно так это будет выглядеть. Конечно, вы польщённые таким вниманием, пойдёте за ларьки, где вас напоят и спящих обберут. Это первый вариант. Второй — выходите из КПП, а там стоят ни хилые, доступные девчонки. А вам же хочется — тот же вариант за ларьками. Подсыпят вам, уснёте и вас опять обберут. И вариант третий: если не сработал первый и второй вариант, то вас просто остановят в укромном месте несколько крепких парней и нагло отберут деньги.

Читать дальше →

О пространственном ориентировании лётчиков.

Много раз ссылался на этот кусочек «Полёта» Леонида Механикова, но всё не находил, чтобы процитировать. Восполняю пробел // Balancer

Если же полет в условиях ограниченной видимости и над морем — вот тогда уже и плохо: вокруг тебя на 360 градусов и по горизонтали и по вертикали небо, вроде как еще не облака, чтобы воткнуться в приборы, была бы земля — было бы видно, но и зацепиться не за что взгляду, и тут мозг начинает выкрутасы творить, придумывать себе вводные. То тебе кажется, что самолет идет вертикально вверх в зенит, и ты удивляешься, почему скорость не падает и высота не растет, то тебя начинает заваливать то на один бок, то на другой.

Ты явственно чувствуешь, как тебя прижало к борту, ты перестаешь верить приборам, которые показывают, что полет идет в горизонте, потому что твои чувства говорят совсем о другом.

Начинается тяжелая борьба с самим собой: мозг борется с организмом. Организм говорит, что самолет падает, что он летит не так как надо, о чем говорят датчики организма: вот его прижало к борту, значит, самолет идет с креном, на боку, может уже и падает, следствием чего будет гибель и организма, и его командира — мозга. Мозг проверяет эти сигналы: прибор скорости не показывает роста её, прибор курса не показывает изменения курса, вариометр не показывает изменения скороподъемности, высотомер не показывает изменения высоты, авиагоризонт показывает горизонтальный полет. Тревога ложная. Вот, может, только высота чуть ушла от заданной: должна быть 9000, а на приборе 9100. Он дает команду руке чуть отдать ручку от себя. Это должно чуть опустить нос самолета, и высота уменьшится. [216]

Однако тело, уверенное в том, что в данный момент полет вверх ногами и отдача ручки еще больше переведет самолет в набор высоты, следствием чего будет потеря скорости и сваливание самолета в штопор, отказывается выполнять разумную команду и, вместо того, чтобы отдать ручку — тянет её на себя, создавая именно ту самую аварийную ситуацию.

Такое случалось со мной несколько раз, и я вылезал из кабины в этом случае измочаленным: более тяжкой работы, чем борьба с самим собой, не найдешь.

Читать дальше →